О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре » Официальный сайт Северского Музыкального Театра





Календарь

«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 




























  • Описание картинки 1

  • Описание картинки 2

  • Описание картинки 3

  • Описание картинки 4

  • Описание картинки 5

  • Описание картинки 6

  • Описание картинки 7

  • Описание картинки 8

  • Описание картинки 9

  • Описание картинки 10



О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре

 30-04-2014, 11:19  Раздел: Новости  Просмотров: 14667
 Комментарии: 0
В Северском музыкальном театре – очередная премьера. Музыкальную комедию «Мой друг Бенбери» (по пьесе английского драматурга Оскара Уайльда «Как важно быть серьезным») на музыку немецкого композитора Герда Начинского на его сцене поставил главный режиссер Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии Александр Исаков.  Напомним, что это вторая постановка режиссера в северском театре. Первой  его работой здесь была оперетта Кальмана  «Сильва».

Остроумная, с блистательными диалогами пьеса Уальда,  с ее теорией «бенберизма»  весьма известна и довольно часто ставится в драматических театрах (есть она и в репертуаре Томской  драмы). А вот в театрах музыкальных ее можно встретить не так часто.  
Накануне премьеры  мы встретились с постановщиком премьерного спектакля Александром Исаковым.
-Александр Борисович,  кем был предложен материал для постановки: Вами или театром?
- Мы совместно выбрали это название. Оно очень удачно разложилось на труппу театра. Кроме того, мне  интересно было работать с этим материалом.  Замечательная пьеса, замечательная музыка! Да, и последний раз в музыкальных театрах  эта вещь ставилась  довольно давно.  
- У Оскара Уальда жанр пьесы определен как легкомысленная комедия для серьезных  людей. А каков жанр вашего спектакля?
-  Конечно же – музыкальная комедия для серьезных людей!  Уайльд очень парадоксальный автор, и не только в этой пьесе, а вообще.  На мой взгляд, это одно из лучших его произведений, в названии  которого уже  многое  заложено. Имя Эрнест в английском языке созвучно с Earnest – серьезный. Поэтому, название двойственно: как важно быть серьезным или как важно быть Эрнестом (несерьезным молодым человеком!). Вообще, внутри каждого из нас заложены и серьезность, и легкомысленность. Когда мы кажемся серьезными, мы отчасти легкомысленны. Когда мы  кажемся легкомысленными, мы отчасти серьезны. 
-И эта  проходящая лейтмотивом тема «бенберизма», присущего всем мужчинам…
-  Даже существует известное высказывание  по этому поводу: «у каждого мужчины есть право налево».  Герои  пьесы живут  двойной жизнью до того, пока к ним не приходит   подлинное чувство. И тогда хочется «убить» и друга Бенбери, и брата Эрнста и так далее. Это игра. То, что присуще и театру, и вообще  любому человеку.  Мы все всегда кого-нибудь изображаем. Я, например,  сейчас изображаю режиссера, который дает интервью. Вы – интервьюера.  Мы в жизни играем очень много ролей. Но важно докопаться до подлинности своей, до своей сути.  Чем, собственно, здравомыслящий человек пытается заниматься всю жизнь.  Но, как говорится в этой пьесе, вряд ли  хотелось  бы поймать в свои сети здравомыслящего человека: о чем  с ним разговаривать?
-Любой спектакль – это творчество коллективное. И от взаимодействия, взаимопонимания команды зависит, насколько он состоится.  Довольны ли Вы командой, с которой пришлось работать?
-Безусловно! В одиночку ничего в театре не сделаешь!  Что касается конкретно этого спектакля, то, мне кажется, что по-актерски он сложился достойно. С некоторыми артистами я знаком еще по «Сильве». А с другими познакомился только на этой постановке. Как, например, с исполнителем роли Джека Уординга  Закиром Валиевым.  Мне кажется, что он представил  достаточно интересную работу и очень вырос по сравнению с первой репетицией. Хочется отметить и Артема Мерша, сыгравшего Алджерона Монкрифа.  Совсем неожиданен для меня и Михаил Зебзеев, сыгравший двух слуг.
-Причем, так по-разному, что непосвященный зритель сразу и не поймет, что здесь работает один артист. 
-Да, он сумел удивительно перевоплотиться.  Для артиста балета это очень хорошая и достойная работа.  Прекрасно справились со своими ролями и артисты среднего и старшего поколения – Михаил Дербенцев, Людмила Травкина, Алла Зорина.
- Несколько слов о сопостановщиках, пожалуйста…
- Хочу поблагодарить всю постановочную бригаду.  Так, благодаря балетмейстеру  Надежде  Бобриковой, в спектакле появилась очень стильная хореография.  Работать с Надеждой было приятно и интересно, и мы друг друга дополняли. 
-Мне показалось, что она сумела создать некую атмосферу озорства, изящества...
- Я согласен с Вами. Еще бы хотелось отметить дирижера Владимира Сапожникова за прекрасные оркестровки, прозвучавшие необычайно свежо и неожиданно.  Оформление художника-постановщика Владимира Авдеева довольно лаконично, но очень органично для этого спектакля.  А художник по костюмам Светлана Велиханова, на мой взгляд, просто попала в «десятку».  Так же, как и художник по  свету Наталия Гара.
- Вы режиссер столичный,  питерский. Сложно ли Вам работать в провинциальных театрах, тем более в театрах закрытых городов, зачастую «варящихся в собственном соку»?
-Не могу сказать, что у меня возникли какие-то особые сложности. Разве что, во время постановки «Сильвы»… Дело в том, что классическая оперетта не всегда расходится на труппу театра. И в этом большая проблема.  Музыкальные комедии в театрах, подобных северскому музыкальному, гораздо легче в этом плане ставить.  Что же касается процесса репетиций, то актеры везде хотят выйти на сцену и сделать это как можно лучше.  В  «Моем друге Бенбери» это доказали многие.  Например, Ася Сокол (исполнительница роли  мисс Призм) вообще вошла в спектакль за пять дней до премьеры и достойно справилась с поставленной задачей.  Наталья  Сочнева тоже  чрезвычайно интересно делает эту роль, хотя и по-другому.  И это замечательно, что существуют такие разные работы! 
- К сожалению, многие музыкальные театры сталкиваются с тем, что молодежь практически не ходит на их спектакли. Исключение, пожалуй, составляют мюзиклы. Как, на Ваш взгляд, привлечь молодых людей в театр?
-Что касается классической оперетты, то проблема в том, что исчезла школа  подготовки артистов оперетты. Если синтетических артистов как-то еще готовят, то артистов оперетты - нет. Оперетта – особый жанр, который требует своих законов и своего исполнения, своего мастерства. И, поскольку материала  опереточного в последнее время немного, и нет школы, то только старшее поколение  полностью владеет жанром оперетты, среднее – поменьше, младшее – имеет о ней смутное представление.  Это один из самых сложных жанров. Здесь надо уметь петь как в опере, играть как в драме, танцевать как в балете.  Редко у кого это сегодня получается блестяще. Один из ярких примеров - Ольга  Лозовая,  ведущая актриса Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии, которая в девяностые годы играла в Северском музыкальном театре.  Она умеет делать все из перечисленного, причем на  очень высоком  профессиональном уровне! Что же касается привлечения молодого зрителя в музыкальный театр, то вполне очевидно, что  на оперетту он сегодня не пойдет. Этот жанр для более старшего поколения. А вот мюзиклы, музыкальные комедии – это молодежи может быть интересно! Надеюсь, что и сегодняшняя премьера молодым зрителям понравится.
На фото артисты СМТ (фотограф Г.Листвин)
Все фото кликабельны.
О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре
О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре
О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре
О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре
О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре
О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре

О «бенберизме», подлинных чувствах и музыкальном жанре



Добавление комментария

Ваше Имя:*
Введите код
с картинки:*
 









 



Официальная информация

Разработка сайта: IT STUDIO